наш Youtube канал
22.09.2017 10:32
Манчестер Юнайтед
4
Эвертон
0
Мы — спортивные журналисты, мистер Эшли, а не медиа-партнеры, и мы значим больше, чем вы полагаете (перевод)

 

Владелец «Ньюкасла» Майк Эшли занес в черный список трех журналистов – ему никогда не приходило в голову, что футбольный клуб – это часть индустрии развлечений

 

Когда журналист поставил под сомнение преданность Йоана Кабая «Ньюкаслу», его немедленно занесли в черный список

 

Люк Эдвардс, 28.10.2013

 

Владелец «Ньюкасла» Майк Эшли не любит газет. Мы мешаем и раздражаем его. Мы критикуем и осмеливаемся сомневаться в правильности принятых решений, но главное – мы не платим миллионы фунтов каждый сезон за право освещать футбольные матчи Премьер-Лиги.

 

На прошлой неделе Совет директоров «Ньюкасла», ведомый Эшли, спортивным директоров Джо Киннеаром и секретарем клуба Ли Чарнли, решили наказать три местные газеты: «The Chronicle», «The Journal»  и «Sunday Sun».

Решение о запрете на предоставление материалов и интервью данным изданиям было принято  после нескольких угроз, озвученных медиа-отделом клуба. Данные газеты были предупреждены, что попадут в черный список, если будут продолжать освещать в негативном свете ситуацию с командой и с клубом в целом.

Итак, что же послужило  поводом для такого решения? Одна из газет (все эти газеты принадлежат  компании «Trinity Mirror»), «the Chronicle», слишком уж разошлась в освещении анти–эшлиского протестного марша, и не защищала в достаточной степени владельца клуба в организованной против него кампании.

 

В прошлом сезоне «Ньюкасл» также занес в черный список «Daily Telegraph»  и «Sunday Telegraph» за публикацию статьи об угрозе размежевания футболистов после домашнего поражения 6-0 от «Ливерпуля» и о том, что некоторые игроки, например, Йоан Кабай, больше интересовались личной карьерой и возможными трансферами нежели судьбой команды.

Но эта история была официально подтверждена бывшим голкипером клуба Стивом Харпером, а Кабай пропустил три игры на старте сезон в надежде на то, что его все-таки продадут в «Арсенал». В итоге — меня вывели из черного списка.

Что же получается? Вы написали правду, можете это доказать, но им не нравится ваша писанина, она выводит их из комфортного состояния, поэтому вас занесут в черный список. Вы описали в деталях марш протеста – почему он произошел и чего хотят добиться протестующие, но при этом вы не защищали Эшли. Поэтому вы опять попадаете в черный список.

 

Некоторые из вас также скажут, что не любят журналистов. Действительно, журналисты – не самые популярные люди, и стало модно принижать данную профессию из-за расследования Левесона и скандалов, связанных с телефонным хакерством.

Но сам факт, что вы читаете то, что мы пишем, означает, что вам по-прежнему это интересно. Соглашаетесь вы с прочитанным или нет – дело десятое, несогласие ведь тоже является составной частью общего спектакля.

В фундаментальном смысле, мы – источник новостей.  Мы вызываем прения, мы комментируем то, что случается во время игры. В конце концов,  вы читаете газету или вебсайт потому, что, в определенном смысле, вам это доставляет удовольствие. Никто же не заставляет вас это делать.

 

Эшли начинает хмуриться в адрес медиа, как только журналисты позволяют себе слишком ярко освещать его жизнь или бизнес-интересы. В целом, это понятно: он — исключительно частное лицо, и в этом нет ничего плохого.

И если уж он не беседует со СМИ о «Sports Direct», не рассказывает о себе журналистам, а посредством журналистов – своим клиентам, которые толпами вот уже много лет приходят к нему за покупками, сделав его в итоге миллиардером, — то почему он вдруг будет общаться с болельщиками «Ньюкасла»?

И здесь ничего измениться не может. Конечно, он не обязан говорить со СМИ, если он не хочет, также – как директор любого большого бизнеса не обязан объяснять репортерам, почему он запретил работникам пользоваться Интернетом для чтения статей о футболе во время работы. Если это про вас – то ай-ай-ай!

 

Как бы там ни было, подозрения Эшли в адрес СМИ, и особенно газет, возросли и углубились с тех пор, как он занялся футбольным бизнесом. Отчасти это произошло оттого, что он стал объектом более пристального исследования, но по большей части – оттого, что он так до сих пор и не осознал, что владение футбольным клубом — это бизнес, входящий в сферу индустрии развлечений.

Как и в любой другой области индустрии развлечений, освещение футбола – дело субъективное. Когда театральный критик разносит новую постановку «Отелло», его не «отлучают» от театра, хотя главный режиссер может никогда более не разговаривать с ним. Когда выходит новый музыкальный альбом, его могут оценивать и позитивно, и негативно – в зависимости от пристрастий журналиста.

И конечно, подобными оценками катализируются продажи – с помощью интервью или статей усиливается интерес к музыканту, рекламируются его разовые выступления и серии концертов, что, естественно, приносит доход как самому музыканту, так и (что более существенно) студиям, выпускающим музыкальные альбомы.

 

Газеты ничего не получают за эту, по сути, рекламу. Это взаимовыгодные взаимоотношения, и, собственно – так было всегда.

Тем не менее, Эшли является одним из тех клубных президентов Премьер-Лиги, которые хотят заставить газеты платить за освещение матчей. Слава Богу – его призывы были отклонены руководством Премьер-Лиги, которые понимают, что футболу необходимо подробное освещение матчей на страницах газет. Именно таким образом и собирается наибольшая аудитория.

В августе, несмотря на более, чем десятилетнее, падение продаж, средний уровень продаж национальных газет составлял 7,924,574 в день. Считается, что по крайней мере два человека (в среднем) просматривают каждую газету, таким образом дневная аудитория газет составляет порядка 14 миллионов человек.

 

Если к этому прибавить траффик на вебсайтах – а приблизительно два миллиона человек ежедневно читают спортивный раздел на сайтах «Гардиан» и «Дэйли Телеграф» — а также продажи местных газет, — то получится, что более половины взрослого населения Британии узнают спортивную информацию из газетных изданий.

Чтобы понять эти цифры, обратим ваше внимание, что программа BBC «Match of the Day» — самое популярное телевизионное футбольное шоу – привлекает 6-7 миллионов зрителей один раз в неделю.

Но Эшли может кооперировать с телевидением и радио, поскольку они приносят ему доход. Другое дело – газеты. Эшли не может контролировать наши мысли, не может влиять на то, что мы думаем и пишем о нем или о его футбольном клубе. Учитывая строгие рамки либеральных законов, мы можем говорит то, что захотим.

 

Мы можем опубликовать информацию, которая будет крайне нежелательна тем или иным футбольным клубам, в том числе – секретную информацию.  Мы неофициально контактируем со многими людьми, вовлеченными в данный процесс, и держим в тайне их имена.

Нашими статьями, нашим анализом ситуации мы можем повлиять  на общественное мнение. Мы критикуем «Ньюкасл», мы открыто выражаем свое недовольство, когда принимаются плохие решения, мы задаем нелицеприятные вопросы в адрес Совета директоров и главного тренера.

Но при этом мы хвалим и поздравляем руководителей, если дела у команды идут хорошо. Мы пишем и восторженные статьи, преклоняемся перед мастерством и профессионализмом игроков и тренеров. И, как это было пару лет назад с «Ньюкаслом» — восхищаемся внушительными финансовыми достижениями клубов. Только всё это быстро забывается.

 

Практический результат от подобной работы – а именно об этом всегда думает Эшли – который мы не показываем в балансе, проявляется в том, что мы действительно зарабатываем  на освещении футбольных матчей.  Болельщики регистрируются на наших сайтах и покупают наши газеты, поскольку они хотят прочитать о своих клубах, игроках, тренерах и – да, о владельцах. Таких как Эшли.

Как бы там ни было, Эшли хочет медиа-партнеров вместо независимых журналистов, освещающих футбол. «Ньюкасл» не контролирует тех, кто платит за освещение футбола Премьер-Лиги, не понимая тонкого различия между газетами и телевещанием.

Мы не связаны контрактами, мы никому ничем не обязаны. Мы делаем свое дело — предматчевые и послематчевые интервью – это лишь малая крупица нашей постоянной работы.

Иногда мы находим грязное белье, спрятанное подальше от посторонних глаз. Даже, если это дела давно минувших дней, это должны увидеть болельщики, которые  никогда не узнают ничего подобного, читая клубный журнал, официальный вебсайт, клубную программку.

Такие вот мы трудные и чрезмерно любопытные. Иногда дела наши идут плохо, карьера висит на волоске, но как бы там ни было – мы убеждены, что в демократической стране спортивные журналисты, впрочем, как и все журналисты, должны иметь полное право говорить и писать то, что они считают нужным.

 

В данный момент право на комментарии, на высказывание своего мнения, на свободу слова оказывается под угрозой, поскольку «Ньюкаслу»  не всегда нравится то, что мы говорим, то, что мы не платим за право свободно высказываться на страницах прессы.

 

ссылка на оригинал

Обсуждение:
Комментариев пока нет.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям.
Войдите в свой аккаунт или зарегистрируйтесь.